«Не пишите, что мы умираем»
15.03.2017 г.
На краю мира. Уральский поселок исчезает после закрытия исправительной колонии
На севере Свердловской области есть маленький поселок Пуксинка. Еще несколько лет назад тут располагалась колония для особо опасных преступников. Она кормила Пуксинку с советских времен, была «градообразующим предприятием». Три года назад зону закрыли, и теперь поселок исчезает буквально на глазах. Корреспондент Znak.com отправился проститься с «поселком-призраком».
«Не пишите, что мы умираем» (рис.1)До сих пор в интернете можно встретить рассказы родственников заключенных бывшей исправительной колонии № 14 в Пуксинке — они объясняют, как добраться до этого глухого места. По карте расстояние от Екатеринбурга до поселка, затерянного в уральской тайге, составляет 620 километров. Сначала по асфальту надо ехать до поселка Восточного или Серова, затем по смешанным грунтово-асфальтовым трассам — до Сосьвы.
Здесь последняя цивилизованная заправка, и еще 50 километров грунтовки до соседнего райцентра Гари. Уже оттуда 60 километров по зимнику. Лучший вариант для этой части маршрута — внедорожник или, лучше, полноприводный «Урал». Местные, правда, умудряются пробираться на легковушках, но это чревато. Высока опасность слететь с дороги и замерзнуть в тайге зимой.
С опытным водителем за рулем мы проделываем этот маршрут за восемь часов почти без остановок. С каждым километром асфальта становится меньше, дорожное полотно уже, деревья ближе, а колдобины встречаются все глубже и чаще. На последних километрах машина ежесекундно пытается слететь с обледенелой трассы, хорошенько приложившись о нависающие деревья. Добраться до поселка по дорогам можно только зимой. Летом — лишь по рекам.
По местным меркам и такой путь сообщения хорош. Летом, когда вскрываются болота, через которые проложен зимник, единственный путь — река Тавда. Раз в шесть дней, если нет шторма и поломок, по Тавде проходит катер «Пелым». Если надо быстрее, то только на моторной лодке — 170 км в одну сторону. Это 5–6 часов и пара ведер бензина.
С момента своего основания в 1958 году и до закрытия 15 мая 2014 года градообразующим предприятием Пуксинки являлась исправительная колония № 14 особого режима, где содержались особо опасные преступники-рецидивисты. «„Полосатики“ сидели», — рассказывает первый же встреченный нами житель Пуксинки, Николай Дисанбаев. «Полосатиками» на местном сленге зовут самых отъявленных преступников, которым пожизненный срок заменили на 25 лет колонии.
Николай говорит, что раньше тоже работал в системе ФСИН, но потом ушел: «не мое это». Пробовал осесть в Сосьве«не пошло». Сейчас он — главный трудяга Пуксинки. Работает сразу на три ставки: чистит трактором поселковые дороги, трудится кочегаром и сторожем в местной школе.
«В общей сложности за сторожа и кочегара получаю 9700 [рублей в месяц], и за трактор 3000, — делится Николай. — А все, больше негде работать. Когда зона была, еще можно было что-то найти». На вопрос, почему не уезжаете, отвечает: «Не хочу я. Здесь охота, рыбалка».

Читать полностью

Ещё по теме:

Поселок особого режима: жители Пуксинки просят не закрывать колонию для смертников
Десант областных чиновников предлагает им переехать, но люди голосуют против. 20 февраля 2013 г.