Первомай – не маёвка
16.05.2013 г.
Напечатано шесть лет назад в «Северной провинции» (из архива сайта)
Первое мая – «вечный» красный день календаря. В Советском Союзе был одним из главных праздников, в современной России власть его тоже жалует. День международной солидарности трудящихся сменили на праздник Весны и Труда. А суть как-то мало поменялась. Разве что школьников оставили в покое.
Первомай – не маёвка (рис.1)Помню, когда учился в начальных классах, давала нам учительница задание: за пару недель до предстоящей демонстрации наломать несколько тополиных веточек и поставить их в воду.
Где-то за час до начала торжественного шествия приходили мы в школу, а в классе к этим веточкам с проклюнувшимися зелёными листочками прикручивали небольшие белые бумажные цветы, которые были на проволочной ножке.
Тогда демонстрацию начинали школьники. Вот проходим мы мимо трибуны, на которой стоят ответственные товарищи из горкома и исполкома. В громкоговорители говорят о нашей школе, какие у неё достижения, а потом слышен клич: «Ура, ребята!».
Мы все кричим «ура» и машем нашими клейкими веточками дяденькам и тётенькам, которые на трибуне машут нам руками. Всем весело. А наши веточки издалека смотрятся очень даже ничего – май, весна! Скоро тепло придёт.
Потом перед трибунами проходили многочисленные трудовые коллективы с кумачовыми транспарантами. Дома ждал празднично накрытый стол, у которого хлопочет мама, папа слушает первомайский репортаж по радио, вот-вот гости пожалуют…
Сейчас это тоже праздничный выходной день, а по просьбам трудящихся ещё несколько свободных дней прибавилось, для посещения дачных участков. Ну, в средней полосе страны это, наверное, к месту. А у нас сельхозработами заниматься рановато ещё, но все на дачи едут – посмотреть, не было ли непрошенных гостей, прибрать по мелочи.
Количество горожан, участвующих в демонстрации (или, как его называют шествии) сейчас в разы меньше. Не думаю, что это кого-то сильно огорчает. Раньше ходили в праздничных колоннах в обязательном порядке. Сейчас его называют добровольно-принудительным. Скажем, студенты Североуральского образовательного центра не слишком горят участвовать в этом действе. Но –  сессия на носу, и лучше не ослушаться своего руководителя, видного члена «Единой России». Все всё понимают.
Первомай – не маёвка (рис.9)Так что было всё традиционно. Сбор субровчан в 10.30 у своего предприятия, после формирования колонны начинается шествие под бодрые марши духового оркестра, затем подтягиваются банковские работники, студенты, представители «Комэнергоресурса» – всё это по пути следования к городской площади. Бывает, что присоединяются и медики.
Кое-где демонстрантов ожидают добровольцы, как правило, с детьми – им очень интересно поучаствовать, они затем присоединяются к хвосту колонны, или, увидев знакомых, примыкают к ним. В этот первомай колонна выглядела довольно внушительно: когда по Ленина её голова подошла к улице Чайковского, то хвост только минул Чкалова.
На площади Мира трудящихся уже поджидали ответственные лица, через звуковые колонки разносилась музыка. Подошедшая колонна разместилась по краям площади. Что теперь полагается? Правильно, речи говорить!
Сначала поздравил собравшихся заместитель главы Североуральского городского округа Василий Матюшенко. Сказал без бумажки, но душевно. Заслужил аплодисменты. Его поддержал заместитель председателя Думы Борис Меньшиков: «Человек труда является в основе жизни, это звание должно быть почётное».
Эту мысль развил следующий докладчик – субровский председатель профсоюза ГМПР Виктор Зайцев. И посетовал, что средняя зарплата в городе ниже областной на 800 рублей и составляет 25 900 рублей. Ещё сказал о социальной защищённости, ссылаясь на коллективный договор СУБРа, о благах для трудящихся градообразующего предприятия.
Правильно говорил. Только у нас не только на СУБРе люди работают. Прозвучавшая цифра – это как средняя температура по больнице. Но тысячи североуральцев получают мизерные зарплаты (какие там 25 тысяч!) и не только бюджетники.
Многие предприниматели обходятся вообще лишь минимумом зарплаты для своих работников. Одни – из патологической жадности, другие оттого, что родное государство мордует налогами под речи о поддержке бизнеса.
Первомай – не маёвка (рис.17)Вот бы о чём следовало говорить. Но, не надо забывать – это не День международной солидарности трудящихся, а праздник Весны и Труда. В некоторых европейских странах 1 мая тоже отмечается. В Италии, Греции, Испании, Великобритании тоже были речи митингующих, но не по случаю даты, а на злобу дня. И они вызывали солидарность остальных.
У нас же иначе. По классической формуле «разделяй и властвуй!». Субровский коллектив разделили на два по весьма эфемерным мотивам. А профсоюзов там четыре. И уже много лет никак они не договорятся об объединении. Наверное, не хотят, каждый свои цели преследует.
Хотя было на площади сказано и такое: «Достойный труд, достойная зарплата» – с таким лозунгом сегодня вышли все профсоюзы Свердловской области, и принципиально важно, что они выходят первого мая, чтобы принять участие в коллективных действиях. Это говорит о силе нашего профсоюзного движения, о том, что труд – значимая ценность. Первомайские требования профсоюзов продиктованы самой жизнью».
Ну да. Только на требования эти власть внимания не обращает, она занята другими, более приятными для себя делами. Так что от первых маёвок людей труда, заявивших о своих правах ещё в конце XIX века, осталось то, что мы видим. И слышим. И понимаем.

Георгий Беляев, собственный корреспондент «Северной провинции».
Газета „Северная провинция“ № 17 (49), 7 мая 2013 года.

Для открытия фото в полный размер кликните по картинке. 
 
Этот номер газеты поступил в киоски „Роспечать“, Aвтовокзал, книжный магазин на Мира, 3, „IT-City“ и „Янтарь“ (Мира, 4), „Радуга“ (Мира, 6), павильон „Мир цветов“ (остановка у Универсама), „Мир цветов“ на Ленина, 33, Дом быта „Кедр“ (2-й этаж), ДК „Современник“ (кафе), а также магазины № 1, „Десяточка“, „Комсомольский и „Ником“. Черёмухово: киоск „Роспечать“, Калья: киоск „Роспечать“, Баяновка: магазин ИП Егомасова, Покровск-Уральский:  магазин ИП Мальцев, магазин ИП Егомасова.