Они были первыми
28.04.2013 г.
Наследие
Наш регион – это лишь часть севера бывшего Верхотурского уезда. А что происходило здесь и на соседних с нами территориях задолго до прихода сюда Максима Походяшина? Об этом рассказывает историк Михаил Бессонов.
Они были первыми (рис.1)Задолго до прихода сюда русских территория была заселена вогулами. Ясачное население было поделено на сотни: 1-я и 2-я Лялинские сотни располагались на р. Ляле, юрты Сосьвинской находились на реках Сосьве, Турье, Вагране, Лангуле и Моче, юрты Лозьвинской сотни на Лозьве и юрт косьвинских вогулов на Косьве.
Всего – 124 человек ясачного населения. В дальнейшем были созданы две Лялинские, Косьвинская, Сосьвинская и Лозьвинская ясачные волости. Но человек мог переходить из одной волости в другую, мигрировать в пределах Верхотурского уезда и даже  за пределы его.
В «Крестоприводной книге Верхотурского уезда 1682 г.» у ясачных людей уже можно отметить появление фамилий, которые в 1800–1801 гг. зафиксированы в исповедных росписях. Это Денешкины, Моросковы, Анисимковы, Антипкины, Есаулковы. Всего 25 фамилий ясачных вогулов.
Первым русским поселением следует считать Лозьвинский городок, возникший в 1589 году на речном пути из Чердыни через Вишеру на Лозьву и Тавду. Он стал перевалочной базой на пути в Сибирь.
Гарнизон его состоял из нескольких десятков стрельцов и казаков, да в зимнее время здесь скапливалось до 3000 человек временного населения. С открытием более удобной Бабиновской дороги городок в 1598 году был оставлен, гарнизон переведен в Верхотурье.
Дальнейшее появление поселений было также связано с транспортными путями. Ведь знаменитая Бабиновская дорога проходила по территории современных Карпинского и Новолялинского городских округов.
Уже в 1599 году на челобитную верхотурских торговых людей в Верхотурье присылается грамота царя Бориса Годунова, в которой говорится: «…И нам бы их новых верхотурских жилецких людей пожаловати, велеть бы им для зимнего пути и судового ходу на реке на Косве поставить дворы и амбары для их великия пути. И велети бы той по Косве реке от старые от зимние дороги, куды преж тово была вниз и по островам, и по берегам и по мелким речкам, которые в Косву впали, сенными покосы и рыбным и звериными ловлями и всякими угодьи владети…».
В 1600 году верхотурские ямщики подают Борису Годунову челобитную, говоря о том, что дорога от Верхотурья до Соликамска дальняя, а  корм для лошадей с собой не повезешь, просят разрешения косить сено по дороге на реках Кырье, Косьве и Яйве. На что получили ответ, «сено косить не помногу, по десяти копен меньших человеку, для своей нужи, а не на продажу». Сама жизнь говорила о том, что на такой длинной дороге должны жить люди, которые могли бы обеспечивать лошадей кормом.
Через 20 лет в «Дозорной книге Ф. Тараканова» мы встречаем запись: «Да в Верхотурском же уезде на Сибирском волоку на Косве реке двор, а в нем живет Ивашко Зенков. Пашни нет, потому что Камень. А сенных покосов у него подле Косву реку и на лугах, и на Камени шестьсот копен. А оброку он с тех сенных покосов платит на Верхотурье в государеву казну, по рублю на год. А с вогуличи торгует и зверь всякой ловит, а пошлины на Верхотурье не дает, а емлют с него пошлины у Соли Камской, что продает у Соли. На том же Сибирском, на половине, волоку на Ростесе на Кырге реке двор, а в нем живет Тренка да Первушка Усольцы. А сенных покосов косят четыреста копен, а оброку с тех сенных покосов нет».
Постепенно население на Усольском волоку растет. К 1652 году в Ростесе строится церковь, к приходу которой относятся деревни Косьва и Кырья. По переписи Льва Поскочина в 1680 году здесь уже было 39 дворов и проживало 88 оброчных крестьян. В начале XVIII века эта часть Верхотурского уезда вошла в состав Соликамского.  Только в середине XX века эта территория войдет в состав уже современной Свердловской области.
После уничтожения Лозьвинского городка хлебные и другие припасы в Пелым доставляли зимним путем из Верхотурья на Кошай, находившийся на р. Сосьве, ниже впадения в нее р. Ляли. Для хранения припасов были построены амбары, при которых находился караул из 5–10 верхотурских стрельцов.
К весне строили суда, на которых по большей воде припасы доставляли в Пелым. Сюда же, на Кошай, в 1600 году из Тобольска для заведения соляного промысла был прислан пушкарь Ворошилка Власьев. И хотя промысел просуществовал всего несколько лет, но потомки тобольского пушкаря закрепились на этом месте.
Они были первыми (рис.2)В «Писцовой книге Верхотурского уезда М. Тюхина 1624 г.» на Кошае записана деревня Дорошки (по всей видимости Ворошки), в которой было два двора посадских людей – Васьки Ворошилова и Ивашки Турыты. Здесь же находилась и деревня стрельца Тимошки Ворошилова.
Примерно в это же время, наверное, впервые взор был обращен на земли, находившиеся севернее Верхотурья. Так, 15 апреля 1623 года верхотурские вогульский толмач Данила Степанов сын Шавков и ямской охотник Юрий Иванов сын Колода продают землю и рыбную ловлю по р. Ляле верхотурскому стрельцу Зиновию Никифорову.
Климатические условия, неблагоприятные для производства товарного хлеба, не привлекали пашенных крестьян к селению по рекам Ляле и Сосьве. Поэтому эти места заселяют те, для кого сельское хозяйство не являлось основным средством к существованию – верхотурские стрельцы и посадские люди.
Особенно интенсивно процесс заселения рек Ляли и Сосьвы проходил во второй половине XVII века, когда между ясачными вогулами и стрельцами и посадскими составлялись закладные кабалы. Они оформляли выдачу в долг денег под залог земельных угодий, в том числе пашенных земель, сенных покосов, гаревых и дубровных мест, юртовых и дворовых мест вогульских вотчин.
В основном деньги не возвращались, и новыми хозяевами земель становились стрельцы и посадские. Так 20 сентября 1653 года была оформлена закладная кабала Осипа Иевлева Мелентею на часть деревни. Часть документа не сохранилась, но можно предположить, что сделка состоялась между верхотурским посадским и верхотурским стрелецким десятником Мелешкой Фоминым, основателем рода Мелентьевых (Мелехиных), живших в д. Мелехиной на реке Ляле.
В том же году была оформлена закладная между ясачным вогулом Лялинской волости Иваном Калмановым и верхотурским стрельцом Макаром Ивановым сыном Котельниковым на пашенную землю и сенной покос на Лялинском карауле (ныне село Караульское).
Всё новые и новые фамилии появляются на реке Ляле, в районе Лялинского караула. В 1659 году были оформлены закладные между ясачным вогулом Лялинской волости Корой Борисковым и верхотурским стрельцом Василием Сергеевым сыном Таскиным на сенные покосы на р. Ляле и Яковом Безсоновым сыном Гавриловым с братьями на гаревое место на р. Ляле.
Упоминаемые даты не являются основанием для утверждения, что это даты основания  деревень в районе, так как косвенные данные в документах говорят о том, что получавшие кабалы уже имели в этих местах дворы и пашни.
В одной из закладной за 1671 год на реке Ляле упоминается пахотная земля Митрофана Сидорова, которого, на мой взгляд, следует отождествлять с оброчным крестьянином Митрошкой Сидоровым, по переписи А. Бернатцкого (1666 г.) жившего на «Ростесе и на Кырье и на Косве». Таким же образом были приобретены земли на Ляле верхотурскими посадскими Белкиным, Бедриным, оброчным крестьянином Жернаковым.
Заселялось и нижнее течение Ляли. 5 апреля 1661 года верхотурский стрелецкий сын Роман Степанов сын Ивакин продает свою деревню верхотурскому посадскому Денису Павлову «вниз пловучи, на левой стороне, где бывали юрты Васки Ондрюшкина Кумычова».
А 15 октября Денис Павлов оформляет закладную кабалу с ясачным вогулом Сосьвинской волости Василием Андреевым сыном Кумычевым и на вторую половину его вотчины. Позднее деревня получает его имя – Денисова, а сам он становится родоначальником Денисовых.
То же происходило и на реке Сосьве. 18 января 1656 года была оформлена закладная кабала между верхотурским вогульским толмачом Яковом Даниловым сыном Шавковым (сын уже упомянутого Данилы Шавкова) и верхотурским стрельцом Яковом Якимовым сыном Олферьевым на деревню по реке Сосьве. Очевидно, по должности Шавкова деревня и была названа Толмачевской. В свою очередь Яков Олферьев стал основателем деревни Якимовой, а его дети носили уже фамилию Якимовы.
Они были первыми (рис.3)В 1670 году уже Яков Олферьев оформляет закладную на треть деревни Толмачевской с верхотурским стрелецким сыном Романом Степановым сыном Вагиным. С тем самым, который в 1661 году продал свою деревню на реке Ляле Денису Павлову. Только тогда он был зафиксирован с фамилией Ивакин.
Роман Степанов Ивакин (Вагин) стал основателем деревни Романовой и родоначальником Романовых. 8 июня 1686 года была оформлена закладная кабала между бывшим сотником ясачных вогул Сосьвинской волости Яковом Палкиным и верхотурским посадским Игнатием Титовым сыном Поповым на пашенные земли, сенные покосы, поскотины и рыбные ловли по реке Сосьве.
К этому времени у Игнатия уже была деревня на Сосьве – Титова. Когда во второй половине XIX века здесь была открыта церковь, то село стало называться Семеновским. Не остался в стороне от приобретения земель на Сосьве и Верхотурский Николаевский монастырь.
По двум закладным 1687 года монастырь получил от ясачных вогул Сосьвинской волости Козмера Катышкова и Карпа Морозкова пашенные земли, сенные покосы и рыбные ловли по реке Сосьве. На монастырских землях и появилась деревня Монастырская.
12 декабря 1689 года была оформлена закладная между новокрещённым оброчным крестьянином Василием Козминым и косьвинским оброчным крестьянином Петром Федоровым сыном Коптяковым с братом на часть вотчины по реке Лобве, которые и основали здесь деревню Коптякову.
К 1680 году по переписи Л. Поскочина здесь располагались 17 деревень, в которых было всего 29 дворов. В основном это были деревни-однодворки. Только в трёх из них жили оброчные крестьяне. И только в одной из них, Молвинской, жили крестьяне, платившие хлебный оброк.
Ко времени проведения первой ревизии, в 1719–1721 гг., количество деревень увеличилось незначительно. Их стало 22. А вот количество дворов увеличилось почти в три раза, до 80. В 16 из них жили оброчные крестьяне, а остальные были казачьи, солдатские и посадских людей. Население увеличивалось, в основном, естественным путем.
Казалось бы, бурное развитие металлургической промышленности на Урале в первой половине XVIII века не оставит в стороне и северную территорию. И предпосылки для этого были.
На реке Ляле было найдено месторождение медной руды, и в селе Караульском в 1723 году начинается строительство Лялинского медеплавильного завода, куда направляли крестьян из различных слобод Верхотурского уезда. Но рудные месторождения истощились, в 1744–1745 гг. завод был закрыт, население перевели на Гороблагодатские заводы.
Если в южной части Верхотурского уезда в XVII веке население формировалось, в основном, пашенными крестьянами, то в северной части уезда  – служилыми и посадскими людьми, и незначительно  оброчными крестьянами.
И именно промышленное освоение стало основой второго этапа формирования населения этого региона: за десять с небольшим лет были построены Петропавловский, Богословский, Николае-Павдинский заводы, открыты Турьинские рудники. По исповедным росписям приходов,  располагавшихся на рассматриваемой территории в 1800–1801 гг., было зафиксировано 8712 жителей.

Михаил  БЕССОНОВ, историк-архивист.
Газета „Северная провинция“ № 14 (46), 16 апреля 2013 года.

На снимках: 1. Вогул. 2. Посадский человек. 3. Стрельцы.