Здесь рыбы нет. Животных тоже скоро не будет. Да и люди пусть уходят
07.11.2018 г.
На севере Свердловской области происходит локальная экологическая катастрофа. Почему вас это должно волновать?
«На границе с заповедником есть место, где постоянно рыбачат. Мы обычно оттуда народ гоняли. Многих по следам от транспорта узнавали… В этом году приехали, следов нет. Через несколько дней снова приехали, снова нет следов.
Здесь рыбы нет. Животных тоже скоро не будет. Да и люди пусть уходят (рис.1)Несколько раз смотрели – никто не приезжал. Обрадовались: не зря гоняли, воспитали, наконец, рыбаков, а потом поняли – здесь просто рыбы больше нет. Как в «Ералаше», помните?» – говорит Анна Квашнина, директор заповедника «Денежкин Камень».
Анна Евгеньевна, как и большинство сотрудников заповедника, живет природой – её фанат, можно сказать. Поэтому любые неестественные изменения в ней воспринимает как личную трагедию. То, что последние три года происходит с реками на севере Свердловской области, – неестественные изменения и это экологическая катастрофа.
И – трагедия. Причем не только для «заповедных» людей, это трагедия минимум для двух городов – Ивделя и Североуральска. А еще для манси, которых и так осталось не очень много.
В 60 километрах от Североуральска ОАО «Святогор» (УГМК) ведет разработку медно-цинковых карьеров – Шемурского (с 2008 года) и Ново-Шемурского2011 года). Официально здесь еще не добывают руду, залежи которой, согласно заключению государственной экспертизы от 1993 года, ликвидируют за 30–35 лет. Официально УГМК карьеры только строит. Но медный и железный купорос в больших количествах уже льется во все ближайшие реки. По цепочке страдают все окружающие.
Шесть рек – Шегультан, Ольховка, Тамшер, Банная, Тальтия, Черная – с некогда чистейшей водой загрязнены настолько, что пройдя по ним в резиновых сапогах, потом хочется помыть их (сапоги) с хлоркой. Седьмая река – Ивдель – тоже загрязнена, но меньше.
Вдоль рек Тамшер и Ольховка деревья умирают. Вряд ли такое дерево в будущем сможет стать «началом» жизни для других растений.
Рыбы больше нет: то ли погибла, то ли не идет сюда, потому что ей здесь жить «невкусно».
Животные, которые вынуждены пить из рек – бурить скважины до нормальной воды не научены – гибнут.
Жители Ивделя чуть не остались без питьевой воды, в похожей ситуации рискуют оказаться и жители Североуральска.
Здесь рыбы нет. Животных тоже скоро не будет. Да и люди пусть уходят (рис.3)Манси лишены привычного рациона и привычного образа жизни. Раньше они жили рыбалкой и охотой. Сейчас не могут – зверь уходит, рыба дохнет.
Зачем вам это знать?
Казалось бы, карьеры находятся за тридевять земель, и зачем переживать из-за того, что несколько рек, протекающих в глухих лесах – до многих добраться крайне проблематично – погибнут? Или что близстоящий лес исчезнет. Рыбы не станет, звери начнут гибнуть или перебираться в другие места – разве это проблема?
Ивдель два года назад резко остался без питьевой воды? Ну ничего, нашли власти деньги, строят очистные. Опять же бутилированную воду никто не отменял. Покупай себе и пей спокойно. Тем более, сколько в этом Ивделе человек живет? 17 тысяч? В масштабах планеты, да что там планеты, России – сущие пустяки.
Североуральск тоже может остаться без питьевой воды? Ну этим летом же остался на несколько дней. Ничего, пережил. Воду и привозить можно. В общем, в какую сторону не посмотри, если живешь далеко от карьеров, то смысла подключаться к шуму нет. Или есть?
По словам Александра Попова, заведующего отделом научно-методического обеспечения восстановления и охраны водных объектов РосНИИВХ, размышления из серии: «загрязненные реки от нас далеко, нехай себе зеленеют» – граничат с преступлением.

Читать полностью