«Мы сами скинемся Дерипаске, сколько сможем»
04.05.2018 г.
В Краснотурьинске и Североуральске работники «Русала» просят олигарха принять условия США и отказаться от актива
В начале апреля Министерство финансов США опубликовало на своем сайте список из 26 физлиц и 15 компаний, в отношении которых Вашингтон вводит санкции. Ограничения запрещают американским контрагентам работать с фигурантами списка.
«Мы сами скинемся Дерипаске, сколько сможем» (рис.1)Отличие новых санкций от предыдущих — большое число бизнесменов, владеющих крупными российскими активами. Игорь Ротенберг, Виктор Вексельберг, Владимир Богданов. Сильнее всего ограничения ударили по алюминиевому магнату Олегу Дерипаске: принадлежащая ему компания «Русал» экспортировала на американский рынок до 30% своей продукции.
Уже через три дня после введения санкций акции «Русала» упали в цене на 46,9%, а сама компания объявила о возможности технического дефолта. 20 апреля СМИ сообщили, что Дерипаска готов начать массовые сокращения на своих предприятиях. Согласно первым озвученным цифрам, под увольнение должны были попасть 10-15% сотрудников.
Однако неожиданно Вашингтон предложил компромисс: санкции с «Русала» будут сняты, если Дерипаска откажется от контроля над компанией. Министр финансов США Стивен Мунчин заявил: «Русал» оказался под влиянием санкций из-за связи с Олегом Дерипаской, но действия правительства США не нацелены на рабочих».
Корреспондент «Новой» отправился на северный Урал, где у «Русала» работают алюминиевый завод и бокситовая шахта и где интересы местного населения впервые совпали с интересами правительства Соединенных Штатов.
Молчать бесполезно. Протестовать тоже
В Екатеринбурге снега не было. Под Нижним Тагилом тоже. Лишь в Серове он обозначился слякотью на дорогах, а в Краснотурьинске уже не было ничего, кроме снега. В 425 километрах от Екатеринбурга начинается суровая природа северного Урала.
Низкие горы, непроглядный лес. Снег здесь можно увидеть даже в июне. И именно здесь 8 000 человек на рудниках и заводах «Русала» добывают боксит и производят глинозем, из которых впоследствии делают алюминий, на котором Олег Дерипаска делает миллиарды.
Богословский алюминиевый завод (БАЗ) — градообразующее предприятие 57-тысячного Краснотурьинска. Штат предприятия3 702 человека. Еще 1 500 работают на обслуживающих нужды завода компаниях. Таким образом, с БАЗом связан каждый 11-й житель города. Дорога от автовокзала к заводу оказывается совершенно непроходимой без сапог: слякоть и прикрытые лужами выбоины на дорогах.
— Город чистить совсем перестали, — кусает губы таксист Дмитрий. — Уже лет пять так. Раньше заводские чистили, а теперь на это деньги не выделяют.
— Почему? — спрашиваю я.
— Ну как почему? Кризис. Завод за последние годы в два раза сократился. Половину работяг уволили. Это, кстати, при Дерипаске началось. При Вексельберге такого не было.
«Мы сами скинемся Дерипаске, сколько сможем» (рис.3)Ближе к алюминиевому заводу становится нечем дышать. За годы своей работы БАЗ обогатил воздух Краснотурьинска мелкодисперсной пылью, диоксидами серы и азота, которые вызывают раздражение слизистых оболочек носа, глаз, отек легких, пневмокониоз и другие заболевания.
На проходной беседуют двое рабочих в синих робах.
— Как попасть к директору? — спрашиваю я у них. Показывают на внутренний телефон. Директора завода на месте не оказывается, его секретарь переадресовывает меня в пресс-службу.
Еще до моего приезда в Краснотурьинск официальный представитель «Русала» на Урале Роман Лукичев сказал мне, что сейчас компания производит оценку санкций, и до ее окончания комментариев давать не будет. Даже предложил перенести командировку на более поздний срок. Руководитель пресс-службы завода Галина Никлаус ответила в схожем ключе.
— Завод работает в штатном режиме, все сотрудники получают зарплату, — рассказала она. — Что касается будущего предприятия, то это зависит от «Русала» — мы только его подразделение. Сейчас речь идет о смягчении санкций, ситуация меняется. Могу заверить, что у нас все будет хорошо.
На проходной — стойка с корпоративной газетой «Вестник «Русала». На первой полосе большой заголовок: «Новая реальность. Черный список: без причин, но с последствиями». О последствиях, правда, говорится глобально: делистинг с бирж, дефицит алюминия на рынке.
Простым рабочим адресована лишь последняя глава из двух абзацев: «События развиваются стремительно, и пока трудно давать прогнозы <…> Сейчас в «Русале» действует оперативный штаб для анализа ситуации, рассматриваются различные варианты решений. Мы будем информировать вас о дальнейших действиях».
Самих рабочих встречаю после смены в 300 метрах от завода. Они выходят с территории группами по 15–20 человек. Поочередно подхожу к ним, большинство отказывается разговаривать. Те, кто соглашается, просят об анонимности.
— Ситуация такая: молчать, конечно, бесполезно. Но и протестовать тоже. Нам это доказали в 2012 году, когда закрывали электролизный цех. 2000 человек сократили. Были митинги, были голодовки. Не помогло. Тех, кто больше всего возмущался, уволили в первую очередь. Теперь остается только ждать решения больших дядей. Американских и наших. Мы как бы у них в заложниках, — рассказывает один из рабочих.

Читать полностью