Наталья Мaхвиеня: «Я ещё много чего не знаю»
05.11.2017 г.
ВАГРАН. Историко-краеведческий выпуск № 14 (127)
Краеведом становятся по-разному. Можно им стать и не выходя из дома. Но разве что-нибудь сравнится с возможностью самому видеть, искать и находить? Чем больше узнаёшь, тем быстрее понимаешь, что ещё ничего не знаешь,— считает учитель истории Наталья Махвиеня, исходившая наш район вдоль и поперек.
Наталья Мaхвиеня: «Я ещё много чего не знаю» (рис.1)- Наташа, ты много путешествуешь, зачем это тебе?
— В школьном возрасте мы все шатались по лесам, ничего толком не зная. В старших классах пару раз участвовала в турслётах, когда команды всех школ выезжали в лес и соревновались в туристских навыках. А потом был большой перерыв: работа, семья. Друзья детства разъехались, перестройка с повальным безденежьем и прочее.
Историей края интересовалась, но информацию почерпнуть было негде, только штучные газетные статьи. И как-то после очередного фестиваля бардовской песни на «Трёх братьях» (спасибо Гале Шабаловской!) вдруг такая взяла ностальгия! И я поняла, что если не сейчас, то уже никогда!
Я учитель истории, это моя профессия и хобби. Начинаю кого-нибудь расспрашивать, где та или иная деревенька находилась да как добраться, мне говорят: «А зачем тебе, там же ничего не осталось»! Но мне почему-то важно там побывать. Посмотреть, почувствовать, прикоснуться. Представить, как там всё было: где дома стояли, где люди ходили, как выглядели, чем занимались.
И вот уже, кажется, что где-то ботало коровье бренчит, топор стучит, колодезный ворот скрипит, петух кричит — пустое место начинает оживать. Но чем больше узнаёшь, тем скорее понимаешь, что ещё ничего не знаешь. Оказывается, край наш, который кажется таким пустынным, был очень заселён в разное время.
- Но тебе интересен не только наш район. Почему?
— С 2012 года путешествую по району и севернее. Находятся, слава богу, единомышленники, и не только в нашем городе. Больше всего меня поразила Ушма в первое посещение: как люди вообще живут в таких условиях — без электричества, связи, магазина, врача, аптеки. Но это не было главным. Среди ночи проснулась от шума снегохода, вышла на улицу.
Все мы ходим по улице и ночью, но это была полная темнота (никаких фонарей), даже луна еле пробивалась сквозь тучи, шёл снег и… ПОЛНАЯ ТИШИНА! Ни отдалённых голосов и шума машин, ни лая собак, ни журчания воды — Лозьва под боком, но скована льдом. Ощущение, что ты  в вакууме, какое-то космическое пространство абсолютной тишины и покоя. Даже время стало каким-то тягучим, казалось, что его можно потрогать на ощупь. Наверное, так ощущается ВЕЧНОСТЬ.
Ушма — маленький мансийский посёлок, затерянный среди тайги по берегам Лозьвы. В свои первые посещения мы застали «в живых» навесной мостик, который соединял берега, но года три назад он рухнул. Старенькая конструкция не выдержала обильно выпавшего снега.
Таких посёлочков, засыпанных снегом по самые уши, с уютными дымками печных труб — сотни в России. Но когда современный горожанин осознаёт, что здесь нет магазинов, аптек, банкоматов, а до ближайшего населённого пункта сотня километров,— впадает в ступор. Это своеобразная машина времени: вперёд — в прошлое. Тем не менее, жители здесь в чём-то счастливее нас; им некуда спешить.
Наталья Мaхвиеня: «Я ещё много чего не знаю» (рис.5)Зимой посёлок заметно пустеет — дети уезжают в интернат в Полуночное, в период охоты на пушного зверя уходит в лес на пару месяцев большинство мужчин. Здесь в каждом доме найдётся что-то интересное — то мансийская люлька, то скребок для выделки шкур, то музыкальный инструмент. И это не антураж, собранный для ушлых туристов, это жизнь.
Недалеко от новой Ушмы есть ещё старая Ушма. Улица полуразвалившихся домов поселения, закрытого в 80-е годы. Сотрудники колонии жили здесь семьями, двухэтажный остов школы и сейчас возвышается над посёлком. Контуры бывшего парка угадываются по остаткам развалившегося штакетника. Вдоль уже основательно заросших дорожек — полусгнившие лавочки, ржавые качели. В детской песочнице проросли молодые ели и сосенки. Готовая декорация для съёмок фильма о Чернобыле. Оттуда хочется быстрее уйти.
- Говорят, самое интересное – это место впадения Ваграна в Сосьву — Перейм. Была там?
— Перейм — это сюрреализм. Когда видишь, как слева от тебя на север течёт Вагран, а справа на юг течёт Сосьва, это убивает логику соцреализма, на которой нас воспитывали. Перейм — узкая скалистая гряда с крутыми склонами, в некоторых местах всего метра три шириной по верху. Далее Вагран снова уходит в сторону от Сосьвы и окончательно впадает в неё приблизительно километра через 2–3 выше по течению.
И вот что удивительно. Исток Ваграна и исток Сосьвы находятся друг от друга в 2–3 километрах, но текут они совершенно в разные стороны, чтобы через многие десятки километров снова оказаться рядом и объединиться. Как у людей: от судьбы не уйдёшь!
- Где удалось побывать этим летом?
— Во-первых, очередная поездка в Ушму. Необычная тем, что ездила одна на неделю. Чтобы пожить обыденной жизнью посёлка, а не смотреть на него глазами туриста. Дожди добавили экстрима. Добиралась на «Урале» с Валерой Анямовым, который накануне встречал в Ивделе сестру Аню с детьми.
Обратный путь проделать таким же образом было невозможно из-за высокой воды в реках после дождей. Поэтому до Вижая добирались на лодках, а оттуда машиной до Ивделя. Аня — прекрасный собеседник, рассказала интересно про язык манси, Валера — про обычаи.
Наталья Мaхвиеня: «Я ещё много чего не знаю» (рис.9)Второе — поход на Чистоп. Тоже не первый, но необычный составом команды из разных городов и новым взглядом в условиях, которые нам подарили дождь и туманы. Об этом я рассказала в заметке «На Чистоп» в газете «В каждый дом» и видеоролике в «Одноклассниках».
И третье: давно мечтала побывать на Кутиме. Благодаря дружной команде Михаила Цыганко, наконец, своими глазами увидела остатки доменных печей и заводских стен легендарного Кутимского завода, основанного в 1890 году московским купцом на реке Кутим, притоке Улса.
Поразил и размах, с которым строился завод — высота стен из природного камня — метров 5–6, и очень качественные образцы гематита на Александровском разрезе, где его добывали для завода. И красота места, где  когда-то стоял посёлок. Правда, не очень радостно выглядят полигоны старателей за 5–6 километров до Кутима, распахавших берега речушки Саменки.
Полный отчёт о поездке, которая не прошла без приключений, сделал Михаил Цыганко — "Экспедиция Кутим-17», на своём сайте «Золотой Камень». Места, где бываешь впервые, всегда дают массу положительных эмоций. К тому же мы нашли жилу горного хрусталя с прекрасными образцами.
В памяти останутся огромные глыбы яшмы на Самсоновской сопке и поездка на Серебрянский камень, где мы почувствовали силу зимы, несмотря на то, что было 7 мая и внизу ярко светило солнце. Туча, застрявшая между Серебрянским и Конжаком, накрыла нас мощным снеговым зарядом так, что в семи метрах не было видно идущего впереди. Затем она уходила, но, оттолкнувшись от Конжака, возвращалась снова и снова по кругу.
- Можешь ли считать себя знатоком родного края?
— Нет, я ещё много где не была и много чего не знаю — впереди поле не паханое. Но я уже могу заниматься тем, чем хочется, а не тем, чем приходится.
— Доброго пути тебе, Наташа, к непознанному!

Спрашивал Ю. СЫСУЕВ.
Газета „Наше слово“ № 53 | 3 ноября 2017 года.