Леонтий Яковлев
05.11.2017 г.
ВАГРАН. Историко-краеведческий выпуск № 13/14 (126/127)
Судьбу Петропавловского завода Максима Походяшина определил старший пробователь Канцелярии главного заводов правления унтершихтмейстер Леонтий Фёдорович Яковлев.
Леонтий Яковлев (рис.1)Был он сыном мастерового Федора Патрикеевича Яковлева — одного из лучших плавильных мастеров Урала первой половины XVIII века, имя которого вошло в энциклопедию «Металлурги Урала», изданную в 2001 году в Екатеринбурге.
Вклад Фёдора Яковлева в историю Петропавловского завода состоял в том, что по просьбе Походяшина он «бесскрытно» обучил плавильному делу Дмитрия Хлепятина, Степана Котельникова и Егора Абушкина, которым предстояло здесь плавить медь, и в течение месяца в конце 1759 года «устанавливал плавку меди» на Петропавловком заводе.
Сам Леонтий начал службу в октябре 1740 года пробирным учеником. Ему повезло: в 1745 году назначили в Екатеринбург берг-майстером Густава Ульриха, который вместе с Михаилом Васильевичем Ломоносовым ездил в Германию «горную науку постигать». Секретов от Леонтия он не таил, и восемь лет работы под его началом стали настоящим университетом для будущего горного офицера.
С золотом и серебром научил его работать пробирный мастер Ермолай Рюмин, позднее подтвердивший промышленное значение месторождения золота, открытого Ерофеем Марковым. Учителя дали Леонтию весьма лестную характеристику:
«Арифметику и геометрию, тригонометрию, сочинение чертежей в плане и профиле, также и пробирному искусству обучен и достаточно знает, и без пробирера всяких руд пробы, промывку золотых шлихов, сплавку серебра и золота сам собою отправлял действительно. Жития трезвого и воздержного. При порученной ему должности обращался рачительно и добропорядочно. В штрафах, наказаниях и подозрениях, и ни в каких худых поступках не бывал, и челобитья на него ни от кого и никакою не бывало».
За его добропорядочные поступки, «воздержное житие и обучение учеников» в марте 1754 года Канцелярия  просила Берг-коллегию произвести его в чин шихтмейстера. А к этому времени Леонтий был в чине унтершихтмейстера первого класса.
В июле 1756 года он освидетельствовал железный прииск к Шайтанскому заводу Никиты Демидова, в августе 1756 года — два железных прииска барона Сергея Строганова по речке Шайтанке, притоку Тагила. В том же году он обучает пробирному искусству Дмитрия Хлепятина, служителя М. Походяшина, а слесарного и весового дела мастера Бориса Шелехова, как показал сам Леонтий, «по крайнему моему прилежанию и знанию, елико возможность была, обучал бескрытно…». Это было лишь начало его славных дел.
Впервые он прибыл на Северный Урал осенью 1757 года для освидетельствования мест, которые рудоискатель Григорий Посников выбрал для будущего Петропавловского завода на реке Колонге. Вместе с Иваном Савастьяновым, мастером по установке водяных колёс и мельниц, вёл переговоры с проживавшими по Сосьве и Ваграну вогулами.
И убедился, что выбранные под завод места и рудники находятся на государственной, никем не занятой земле, а вогулам, по их словам, «до тех мест дела нет», и завод никому мешать не будет. Два места и три рудника посланцами Канцелярии были осмотрены, границы им определены, грани поставлены и на чертёж нанесены. После первой поездки на Колонгу в ноябре 1757 года Леонтия назначают старшим пробователем лаборатории с жалованием 60 рублей.
В следующие полтора года им были освидетельствованы десятки рудных приисков, места под  Петропавловский, Турьинский (Богословский) и Николае-Павдинский заводы, под завод А. С. Строганова на Вагране, произведен отвод лесов к Петропавловскому заводу. Непосредственно под руководством Яковлева и Савастьянова было начато строительство Петропавловского завода.
Но 27 марта 1759 года Леонтий получает указ Берг-коллегии, по которому следовало ему явиться на Юговские заводы действительного камергера и кавалера графа Ивана Чернышова. Леонтия освобождают от должности старшего пробователя. Он остался в чине унтершихтмейстера первого класса и выехал на заводы графа.
О службе Леонтия на Юговских заводах почти ничего не известно. В 1767 году «за прилежные и добропорядочные поступки и науки, и обучение учеников» Канцелярия снова аттестовала его в чин шихтмейстера, но Берг-коллегия никак на это не отреагировала.
В то время, когда другие продвигались по службе, Яковлев 16 лет оставался в чине унтершихтмейстера первого класса. Возможно, повлияло то, что он эти годы находился на службе у частного лица. В 1769 году Канцелярия вновь аттестовывает его в шихтмейстеры, при этом даёт ему такую характеристику:
»Золотые, серебряные, оловянные, медные, свинцовые и железные руды, и монетные пробы, роштейн с пурштейн на черную медь, и принадлежащие к пробирному делу гончарные припасы и капелины делать достаточно умеет… из шлихов выплавлять золото и опробовать, в чистоте отделить от серебра и в чистоту привесть чрез антимонию, также и чрез крепкую водку (очевидно «царская» водка), и серебро опробовать на золото, медь, железо, олово, на серебро, черную медь на чистую, також серебро из антимония и ис крепкой водки преципитацией достать, и к вышеописанным золотым пробам крепкую водку, аквафорт и акварейс делать и расчистить совершенно знает…»
Справедливость восторжествовала: указом Берг-коллегии от 5 октября 1770 года Леонтий Яковлев был произведен в шихтмейстеры с жалованием в 84 рубля, «да на денщика по одиннадцати рублев по две копейки с половиною, а всего по девяносту по пяти рублев по две копейки с половиною на год…». 21 апреля 1771 года в церкви Рождества Христова при Юговских заводах Леонтий Яковлев был приведен к присяге.
Леонтий Яковлев (рис.2)В 1773 — 1774 годах на Урале разгорается крестьянская война под предводительством Емельяна Пугачева. Организатором сопротивления восставшим являлся член Канцелярии Главного заводов Правления, асессор М. Башмаков. Одним из активных участников и руководителей этого сопротивления был и шихтмейстер Леонтий Яковлев.
С февраля по июнь 1774 года главные события происходили в Приуралье, в частности под городом Осой. Сопротивление, оказываемое восставшими, вынудило Яковлева сконцентрировать все силы в Осе и избегать вылазок небольшими отрядами. Было приказано прекратить поджоги деревень и открывать огонь по повстанцам только в случае явного превосходства сил, когда правительственным силам не грозило бы истребление.
К этому времени в его отряде было 300 человек и 7 пушек. Опасаясь открытого вооруженного столкновения, Яковлев решил попытаться мирным путем склонить восставших на свою сторону. Восставшие же готовились к захвату Осы, ожидая помощи Салавата Юлаева, а возможно, и самого Пугачёва.
Весь май и первую половину июня находившиеся в Осе отбивали атаки местных восставших. Башмаков, извещенный о приближении больших отрядов восставших, требовал в Казани помощи. И казанский губернатор направляет в Осу команду майора Скрипицына, которая прибывает в город 18 июня. В это же время Пугачев подошёл к Осе, сюда же прибыл со своим отрядом и Салават Юлаев.
Мастеровые и работные люди Рождественского завода Демидова перебежали на сторону пугачевцев. Им удалось прихватить с собой и небольшую пушку со снарядами. Это была первая пушка, которую получил Пугачев. Ободренные успехом, пугачевцы ринулись вперед и захватили еще две пушки. Яковлев и Скрипицын выстроили своих людей «фронтом перед Осой» и открыли жестокий огонь. Пугачевцы усилили натиск. При отступлении к Осе Яковлев был ранен в руку.
Четыре раза пугачевцы штурмовали город, но безрезультатно. И только утром 21 июня, так и не дождавшись помощи, Скрипицын прекратил сопротивление. По свидетельству очевидцев, после того, как казаки и осинские жители из крепости вышли, крепость и церковь, «выбрав образа, книги и сняв с колокольни колокола, пугачевцы зажгли, „которые и згорели“. Пугачев вершил суд и расправу. Все офицеры и даже осинский воевода Пироговский были помилованы, а Скрипицын назначен командиром вновь образованного под Осой Казанского повстанческого полка.
Затем состоялся суд над Яковлевым. За „напрасное кровопролитие“, варварскую расправу на Тулве, под Осой и в Кунгурском уезде Леонтий Фёдорович был предан пугачевцами смертной казни. Его помощника Манакова за отказ отвечать на допросе о количестве артиллерии и пороха и за его непризнание Пугачева государем бросили в огонь. Отряд Яковлева разоружили и привели к присяге. Под Осой стала ясной цель дальнейшего движения Пугачева — Казань.
Так трагически 21 июня 1774 года оборвалась жизнь Леонтия Федоровича Яковлева, когда-то определившего судьбу Петропавловского завода, и первого его строителя. Однажды приняв присягу, он остался верным ей до конца. За свою сравнительно короткую жизнь он не получил больших чинов, каких-то особых почестей, но в тех местах, которые он когда-то освидетельствовал, были построены рудники и заводы, выросшие в современные города — Североуральск, Краснотурьинск, Карпинск, поселок Павда.
Огромный его вклад в первоначальную историю промышленного развития нашего региона дает право, чтобы имя его навсегда осталось в памяти потомков.

Подготовлено Г. Зыковым по архивным документам и публикациям М. С. Бессонова.
Художник Виктор Маторин.
Газета „Наше слово“ № 49 и 53 | 13 октября и 3 ноября 2017 года.